KZ

Главная страницаПедагогическая мастерская - статьи
О распорядке (дней в) старости и юности
О распорядке (дней в) старости и юности
17 июля 2017    Автор / Кей-Кавус, Кабус-наме («Книга Кавуса» или «Записки Кавуса»)

Кабус-наме («Книга Кавуса» или «Записки Кавуса») — написанная Кей-Кавусом на 63 году жизни, 1082—1083 гг., для своего сына Гиляншаху. Это энциклопедия таджикской и персидской прозы. Книга является ценным педагогическим трудом, имеет сорок две главы о поведении в обществе, ведении хозяйства, служении господину, о правилах правления, воспитании наследника и т. п. Произведение, написанное в жанре наставления, содержит рассказы и изречения мудрецов, простые по стилю, изложенные живо и занимательно. 

О сын, хоть ты и молод, а будь старцем по разуму! Не говорю я: не поступай как юноша, но будь юношей сдержанным и не принадлежи к числу юношей увядших. Хорош проворный и ловкий юноша. Как сказал мудрец Аристотель, юность — некий вид безумия. И не будь из числа неразумных юношей, ибо от проворства беды не бывает, а от неразумия беда бывает. Пользуйся юностью, насколько можешь, когда состаришься, этого уже не сможешь.

Как сказал тот старец: «Сколько лет я понапрасну горевал о том, что, когда состарюсь я, красавицы меня не захотят. Теперь, когда я состарился, я и сам их не хочу».

Стихи:

Великий Боже, в юности и в дни страсти

День и ночь была у меня только одна забота,

Что в старости я никому не буду нужен.

А состарился я, и самому мне [уже] никто не нужен.

Но хоть ты и молод, а Господа Всевышнего не забывай никогда и от смерти себя в безопасности не считай, ибо смерть зависит не от старости и не от молодости. Как сказал Асджади:

Если бы смерть зависела от старости и юности,

Старец умирал бы, юноша жил.

И знай, что кто рождается, тот несомненно и умрет. Как я слышал.

Рассказ. Был в одном городе портной. Мастерская у него была у самых ворот города возле кладбища. Он повесил кувшин на гвоздь, и была у него такая привычка, что всякий раз, когда из ворот города выносили покойника, он бросал в тот кувшин камень.

Каждый месяц он подсчитывал эти камни, сколько человек вынесли, и опустошал кувшин, а затем снова бросал камни. Прошло некоторое время, и сам портной помер. Пришел к портному человек, который не слыхал про его смерть. Увидел он, что двери его мастерской заперты, и спросил у его соседа: «Где же это портной, что его нет?». Сосед ответил: «Портной тоже попал в кувшин».

Но, о сын, будь трезв и молодостью не обольщайся. И в покорности и в непокорности, в каком бы ты состоянии ни был, бойся Господа Всевышнего, проси у него прощения и страшись смерти, чтобы не упасть, как тот портной, внезапно в кувшин вместе с бременем прегрешений.

И не водись только с одними юношами, общайся также и со стариками и товарищей и собеседников имей смешанных, из старых и молодых. Потому что, если юноша в юности сделает что-либо ненадлежащее, старец воспрепятствует ему делать это ненадлежащее, ибо старцы знают многое, чего юноши не знают.

Хотя и есть такой обычай у юношей измываться над стариками из-за того, что те нуждаются в молодости, но не подобает юношам по этой причине величаться над стариками и не уважать их, ибо если старики жаждут молодости, то юноши тоже, несомненно, жаждут старости.

Старец-то своего желания добился и плоды его пожал, а юноше хуже: может быть, он добьется этого желания, а может быть, и нет. А как хорошенько поглядишь, оба друг другом довольны.

Хотя юноша себя и считает самым ученым из всех людей, но ты из числа таких юношей не будь, стариков уважай, им лишнего не говори, ибо, если грубить старикам, отвечать придется.

Рассказ. Слышал я, что был один столетний старец. Согнулся он пополам и шел, опираясь на посох. Юноша в насмешку сказал ему: «Эй, шейх, за сколько ты этот лук купил, я себе тоже такой куплю». Старик ответил: «Если доживешь да подождешь, так и даром тебе подарят».

Хотя бы ты был достойным и искусным, но с легкомысленными стариками не водись, ибо общество рассудительных юношей лучше, чем общество легкомысленных стариков.

Пока ты молод, будь молод, а когда состаришься, веди себя как старик. Как я

говорю об этом в дубейте:

Я сказал: — Закрой двери дома на цепь,

Посиди со мной, повластвуй над моим сердцем.

Она ответила: — Сделай свои седины черными, как смоль,

Зачем терзаешься страстью — раз состарился,

то и будь стариком!

В старости не годится вести себя как юноша, как и юношам стареть не подходит.

Молодиться в старости — это трубить в рог во время бегства. Как я сказал в книге «Зухдийат»:

Словно трубить в рог во время бегства,

Когда человек молодится в старые годы.

И не кокетничай, ибо сказано: кокетливый старик — хуже; остерегайся кокетливых и нечистых стариков. И к старости будь справедливее, чем к молодости, ибо у юношей есть надежда на старость, а у стариков нет иной надежды, кроме смерти, и трудно ему на что-либо иное надеяться. Ибо если пшеница созрела, если не снимут, она осыплется, как и плод, когда созреет, если не сорвут, сам опадет. Как я сказал:

Если поставишь ты подножие своего трона на луну,

Если будешь, как Сулейман, по мощи и счастью,

Когда созреет твоя жизнь, соберешь ты пожитки,

Ибо созревший плод опадает с дерева.

И повелитель правоверных Али тоже сказал, да благословит его Аллах:

Когда кончилось дело,

Приблизился недостаток его,

Ожидай убыли, когда скажут: кончено.

И знай, что не позволят тебе [далее] существовать, когда чувства твои сдадут в

работе и врата зрения, и речи, и слуха, и обоняния, и осязания, и вкуса перед тобой закроются.

Ни ты [тогда] не будешь рад своей жизни, ни другие люди твоей жизни, и станешь ты для людей бременем. И вот смерть лучше такой жизни.

Но когда состаришься, удаляйся от юношеских нелепостей, ибо чем ближе смерть, тем больше нужно удаляться от юношеских нелепостей. Ведь жизнь че ловеческая подобна солнцу: солнце юношей на восточном горизонте, а солнце стариков на горизонте западном, и знай, что солнце, которое находится на западном горизонте, уже садится. Как я говорю:

Царь мира, ослабев в руках старости,

Подумай об уходе, ибо, когда исполнилось шестьдесят,

День твой вступил в другую молитву, а всегда,

Когда пришла «другая молитва», скоро придет и ночь.

И потому-то старик по уму и делам не должен уподобляться юношам. И к старикам всегда будь сострадателен, ибо старость — болезнь, при которой ни кто не приходит навестить больного, старость — недуг, лекарство для которого не уготовит ни один врач, кроме смерти, ибо от мук старости не найдет старик успокоения, пока не умрет. Каждый день можно надеяться на улучшение, только не в болезни старости, там каждый день все хуже и надежды на улучшение не бывает, ибо я читал в одной книге, что человек до тридцати четырех лет каждый день прибывает в силе и сложении, после тридцати четырех до сорока остается при том же [уровне], не увеличиваясь и не уменьшаясь, как солнце, которое, дойдя до середины неба, замедляет ход, пока не начнет склоняться. От сорока лет до пятидесяти каждый год видит он у себя недостаток, которого прошлый год не видел, а от пятидесяти до шестидесяти каждый месяц видит в себе недостаток, который прошлый месяц не видел, а от шестидесяти до семидесяти каждую неделю видит у себя недостаток, который неделей раньше не видел, а от семидесяти до восьмидесяти каждый день видит недостаток, который вчера не видел.

Если же он и за восемьдесят переживет, то каждый час будет видеть в себе

недостаток, и боль, и страдание, которого часом ранее не видел. И предел жизни — сорок лет, как лестница в сорок ступенек, дальше идти пути не найдешь, как поднялся, так, конечно, придется и спускаться, и с той стороны, с которой поднялся, с той придется и спускаться.

Доволен же человек, когда каждый час постигает его новая боль и новое  страдание, которого часом ранее не было! И вот, о сын, затянул я перед тобой эту жалобу на старость, так как сильно на нее жалуется человек, и не диво это, ведь старость — враг, а на врага всегда жалобы. Как я сказал:

Если жалуюсь я на нее, не дивись на меня,

Ибо это беда моя, а от беды и жалоба.

А ты, сынок, для меня милее всех,

жалуются же на врагов друзьям.

Надеюсь я на Аллаха Всевышнего, что эти жалобы от тебя услышат дети твоих

детей. И по этому поводу есть у меня дубейт:

Ох, кому мне пожаловаться на старость,

Ведь от этой болезни нет у меня другого лекарства,

Кроме тебя.

Иди же, старик, пожалуюсь я хоть тебе,

Ибо юноши об этом ничего не ведают.

О том, что страдания старости никто не знает лучше стариков, [есть такой]

Рассказ. Был среди хаджибов моего отца один хаджиб. Звали его хаджиб Камиль.

Был он старик, переваливший за восемьдесят. Захотел он купить лошадь. Объездчик привел ему коня, жирного, хорошей масти, крепкого на ноги. Хаджиб посмотрел коня, одобрил и предложил даже цену, но посмотрел зубы, [видит] — лошадь старая и не купил. Купил кто-то другой. Я ему сказал: «О хаджиб, почему ты не купил этого коня, которого купил другой?». Ответил: «Он человек молодой, про недуги старости ничего не знает, а лошадь на вид величава. Если он этим пленился, это понятно, но я о страданиях и бедах старости осведомлен, и о слабостях и горестях её хорошо знаю. Меня нельзя было бы извинить, если бы я купил старого коня».

Но, сынок, старайся в старости поселиться в одном месте, ибо путешествовать в старости — неразумно, особенно же человеку неимущему, ведь старость — враг, да и нужда — враг. Потому не путешествуй с двумя врагами, этим ты удалишься от мудрости. Но если придется, по случайности ли или по необходимости, пуститься в путь, если Бог Всевышний смилуется над тобой на чужбине и даст тебе добрый путь, лучше, чем было бы дома, то не тоскуй по своему дому и не стремись к родине. Там, где ты увидишь, дела твои идут хорошо, там же и оставайся и считай это место родиной, чтобы тебе было хорошо. Хоть и сказали: родина — вторая мать, но ты этим не увлекайся и следи за расцветом твоих дел, ибо сказано: счастливых само благо ищет, а несчастных — родина. И когда увидишь, что дела твои процветают и добился ты выгодного занятия, старайся упрочить это занятие свое и укрепить его, а когда в занятии упрочишься, большего не ищи, чтобы в погоне за умножением не оказаться в убытке. Ведь сказали: вещь, которую хорошо положили, лучше не клади, чтобы, погнавшись за невозможным, не попасть на худшее. Но не будь беспорядочным во времяпрепровождении. Если хочешь быть ценным в глазах друга и врага, нужно чтобы происхождение и сан твой были явны для простого люда. Впустую не живи и соблюдай свой распорядок с умеренностью.

Добавить комментарий



Комментарии (0)


Этот материал еще никто не прокомментировал.