KZ

Главная страницаПедагогическая мастерская - статьи
Проблема сущности музыки и ее статуса в самопознании человека
Проблема сущности музыки и  ее статуса в самопознании человека
08 сентября 2017    Автор / М. Мужчиль, к.филос. н.,ВКГУ им С.Аманжолова, г.Усть-Каменогорск.

Музыка – один из важнейших и неотъемлемых аспектов бытия человека, сопровождающих его с момента зарождения человеческого сообщества. По справедливому замечанию В. Суханцевой: «История музыки не знает «безмузыкальных» эпох или периодов. Музыкальные сущности пронизывают ее, то растекаясь в синкретизме, то мощно сходясь в самостоятельное русло» (Суханцева В.К. Музыка как мир человека. От идеи вселенной – к философии музыки. – К., 2000). По словам музыканта и философа Инайят Хана: «Для мыслителя во все века музыка будет являться наивысшим выражением самого глубинного в человеке» (Инайят Хан Х. Мистицизм звука. – М., 1997). Уникальность места музыки в структуре мира, ее способность представлять мир как целое отмечается Ф.В. Шеллингом: «Музыка как форма, в которой реальное единство становится символом самого себя, необходимым образом…заключает в себе все единства» (Шеллинг Ф.В. Философия искусства. – М., 1999. – С. 225). Р. Тагор говорит о музыке как таком начале, которое «связывает человека с «Универсальной Личностью», раскрывает ему его тайны, дает ему возможность почувствовать глубину своего бытия» (Гостеева Е.И. Философия единства. Рабиндранат Тагор. – М., 1985. – С. 182). Не случайно интерес к феномену музыки, с одной стороны охватывающей всю беспредельность мира, с другой – выражающей интимнейшие, тончайшие человеческие переживания, сокровеннейшие движения человеческой души, не угасает в истории культуры на протяжении всего ее существования.

Поиски ответа на вопрос «Что такое музыка?» – не являются праздным занятием, областью схоластических мудрствований оторванных от жизни теоретиков. От того, что разумеют под музыкой, в немалой степени зависит полнота реализации собственно человеческого потенциала, статус и место музыки, определяемое ей в человеческом бытии. История человеческой культуры свидетельствует о многоаспектности музыки, о ее многофункциональности. Она всегда была выражением богатства человеческой чувственности, глубин человеческого духа, способом установления связи с миром и его осмысления, способом регуляции различных жизненных ситуаций и исцеления человека от душевных и физических недугов.

Интересно определение, носящее эмоционально-образный характер, данное музыке известным музыковедом В. Медушевским: «Музыка – это жизнь, обернувшаяся прекрасными звуками». Хотя и оно не является универсальным, поскольку практика сегодняшнего дня показывает, что далеко не вся музыка прекрасна, как, к сожалению, далеко не всегда прекрасна наша жизнь.

К сожалению, на сегодняшний день потенциал музыки в становлении и самопознании человека оценен и реализуется далеко не полностью, она преимущественно понимается только как развлечение, украшение серых будней реальности, фоновое сопровождение человеческой жизни, ходовой товар в сфере шоу-бизнеса, что не только существенно измельчает и ограничивает человеческое бытие, но и наносит ему вред. Широкое распространение массовой культуры в ущерб достижениям народной и классической музыки – печальная реальность сегодняшнего дня.

Выдающийся ученый и общественный деятель ХХ века А.Д. Сахаров среди угроз цивилизации, таких как всеобщая термоядерная война, катастрофический голод для большей части человечества и других, называл и оглупление в «дурмане» массовой культуры.

По словам Ж. Абдильдина, гипертрофирование полезности, поставленное на повестку дня современным рыночным обществом, зачастую переносится и на духовные явления, создавая впечатление, что «от философов, поэтов или композиторов нет никакой пользы. «В ситуации же переломного времени, когда происходит крушение старых идеалов, человеческих ценностей, когда стоит вопрос о том, что человек может вообще потерять самого себя, погрязнуть в решении ежедневных проблем (хотя это и необходимо), отвернувшись от человеческой сути, – именно в это время человеку особенно нужны и категория красоты, и понятие человечности, и мышление, и разум… Перед человеком в таких условиях особенно злободневно стоит вопрос, как остаться человеком, как сохранить самого себя, как бороться с бесконечной лавиной повседневности. Я думаю, что в этот период, чтобы не затеряться в изломах, человеку особенно необходимы культура, философия, поэзия, музыка. Это может звучать парадоксально, но иного пути человечество не знает. Только великие универсальные ценности дают человеку силы быть самим собой, оставаться человеком, не потерять свое достоинство, человечность, что является важнейшим условием выхода из кризисного состояния», – пишет видный казахстанский ученый (Абдильдин Ж. Время и культура. Размышления философа – Алматы, 2003. – С. 126-127).

Особую остроту проблема сохранения и развития музыкального потенциала приобретает для Казахстана, где музыка выступает «тем фундаментом, на котором возвышается все здание традиционной культуры казахов» (Аязбекова С.Ш. Картина мира этноса: Коркут-ата и философия музыки казахов. – Алматы, 1999. – С. 125), где она всегда понималась как начало, поддерживающее Жизнь и противостоящее Смерти.

От того, что разумеют под музыкой, в немалой степени зависит и способ организации процесса музыкально-эстетического воспитания и обучения, постановка тех или иных целей и задач, получение разных, порой совершенно неожиданных и нежелательных, результатов. И среди этих нежелательных результатов – отсутствие интереса к высочайшим проявлениям человеческого духа, воплощенным в музыкальных творениях, отношение к ним как к чему-то чуждому, не имеющему никакого отношения к собственному существованию индивида, неспособность к подлинному творчеству и сотворчеству, к полноценному диалогу с миром, прерывание культурной традиции. Совершенно права Е. Васильченко, когда говорит: «Правильная звуковая ориентация поможет нам обустроить свой внутренний и внешний мир, лучше и глубже познать различные языки культуры» (Васильченко Е.В. Музыкальные культуры мира: Культура звука в традиционных восточных цивилизациях. – М., 2001. – С. 3). Адекватное понимание сущности музыки может помочь в решении коренных для становления человека вопросов, внести необходимые коррекции в организацию его бытия.

Исходя из понимания сущности как способа формирования данного конкретного целого, мы должны обратиться к тому всеобщему основанию, существование и функционирование которого порождает музыку. В качестве такового основания выступает жизнь человека. Человек – созидающее, творческое существо. Общественная жизнедеятельность – этот тот контекст, в котором реализуются все сущностные силы человека, в том числе и способность к музыкальному освоению мира. Изменение человеческой деятельности, основными параметрами которой являются связи человека с миром и себе подобными, становится основой для изменения характера осмысления мира человеком.

Понимание человека как творящейся, формирующейся реальности, а музыки – как фиксируемого с помощью звуков, обладающих высотой и длительностью, процесса его становления, то есть отражения общественной жизнедеятельности, приводит к признанию того, что целью музыкального обучения и воспитания должно стать вхождение индивида в человеческий мир, познание, «обживание» его, создание новых «территорий» человеческого бытия – пространства общественных связей, реальных отношений человека к миру и людям, составляющих стержень его существования. Останется ли он на нижних этажах человеческого мира, взойдет ли к его духовным вершинам, осуществит ли прорыв к новым, неизведанным уровням человеческого бытия – вопросы первостепенной важности при осмыслении и организации музыкально-педагогического процесса.

Освоение человеческого мира в процессе музыкальной деятельности предполагает, что богатство, глубина, тонкость и дифференцированность чувств, доступных человечеству в целом, должны стать богатством чувств по отношению к себе, людям, миру становящегося человека, составить реальное содержание его собственной жизни.

Освоение означает также, что музыкальная деятельность в первую очередь должна стать контекстом постановки и решения жизненно важных для индивида проблем, круг которых, вслед за Л.П. Буевой, можно обозначить следующим образом: «Кто я, зачем я пришел в этот мир, каково мое место в нем, каков смысл моей жизни, на основании каких ценностей я должен сделать выбор своего жизненного пути, определить цели и смысл своей деятельности, выбрать средства их достижения и оценить ее результаты, на что я могу опереться в оценке этих результатов, по каким критериям и как возможно усовершенствование моей личности, обретение духовной культуры?» (Духовность, художественное творчество, нравственность (материалы «круглого стола») // «Вопросы философии». – 1996. – № 2. – С. 4). Как пишет Л.П. Буева, сложность решения этих проблем в том, «что хотя они имеют «общечеловеческую» основу, каждый раз в историческом времени и пространстве каждый человек открывает и решает их заново для себя и при этом по-своему. На пути их решения осуществляется духовное восхождение личности, обретение духовной культуры».

Только в этом случае музыка станет для человека зеркалом самого себя, своей истории и своего настоящего. Свой собственный образ будет вырисовываться тем полней и ярче, чем в более целостном и конкретном виде будет представлена картина выражающей себя в музыкальных звуках человеческой действительности. Нельзя не согласиться с В. Медушевским, утверждающим: «Совершенный музыкант – это человек, который свободно читает историю человеческого духа по книге интонаций, воспринимает каждый стиль, жанр, каждое произведение, каждую клеточку произведения в контексте всей культуры, постигая одновременно и неповторимое своеобразие данного явления и его место в истории (Медушевский В. Углублять концепцию музыкальную образования// Советская музыка. –1981. – № 9. – С. 55).

Подобным образом осуществляемая музыкальная деятельность станет подлинно творческим процессом формирования человека, его духовного мира, а не просто организацией технологической линии по передаче готового знания о структурно-функциональных особенностях музыкального материала и способах обращения с ним. В последнем случае музыкально-педагогическая деятельность превращается в процесс формирования сугубо специальных, не связанных с личностными смыслами учащихся способностей. Как справедливо отмечают Перепелица А.Д. и Цепколенко К.С., именно это обстоятельство является корнем неудач в сфере музыкальной педагогики.

«Дело не в том, – пишут они, – чтобы научить ребенка повторять ту или иную мелодию, а в том, чтобы музыка стала языком его воображения. Музыка это не составляющая из музыкальных представлений, звуковысотности, тембра и ритма, а целый мир, видимый, слышимый, ощущаемый – преобразованный в звуки… Ни одна способность не развивается вне деятельности, но занятия какой-либо деятельностью невозможны вне личностного смысла. И ребенок скорее всего не может повторить какой-либо мотив не потому, что у него не развита та или иная специальная музыкальная способность, а просто потому, что он в этом не видит смысла для себя. Как только те или иные звуки станут для него значимыми, то есть окажутся связанными с миром его воображения, он будет стремиться к их воспроизведению» (Перепелица А.Д., Цепколенко К.С. Новый взгляд на проблему музыкального восприятия //Формирование эстетического отношения к искусству. Т.1 – М., 1991. – С. 229).

Кроме того, в процессе осуществления собственной деятельности, имеющей то же содержание, что лежит и в основе классических музыкальных произведений, учащиеся должны будут ставить перед собой задачи большой общественной важности – крупных социальных преобразований, разрешения серьезных нравственных коллизий и т.д. То есть им самим придется разрешать проблемы, которые на разных этапах развития стояли перед человечеством. Тогда их эстетическая сфера будет формироваться как форма собственного переживания, отражения мира, причем в тех вариантах, которые соответствуют способам отражения, присущим подлинным субъектам, творцам, обладающим глубоким и масштабным личностным пространством, каковым являются создатели музыкальной классики.

Если же задачи формирования музыкального отражения, соответствующего субъектному уровню существования человека, не будут специально ставиться, то, скорее всего, глубины классической музыки останутся чуждыми учащимся. Чуждыми не в силу того, что они не получили сведений об интонационном развитии, музыкальной драматургии, жанрах классической музыки, а в силу того, что ее содержание не стало содержанием их собственной жизнедеятельности, а ее смыслы закрытыми для них. Более притягательным для них станет мир мелких чувств и мелких проблем, представленный легкой, развлекательной музыкой, являющейся адекватным отражением мира духовно бедным и неразвитым индивидом.

Как пишет В.Федотова: «Человек не может иметь эстетически богатую реальность переживания, совмещаемую с реально бессодержательным образом жизни» (Федотова В.Г. Практическое и духовное освоение действительности. – М., 1991. – С. 80). Выход к новым, более высоким уровням чувствования, освоение и созидание мира красоты возможно не просто в силу знакомства с теми или иными формами - музыкальными произведениями, он возможен в силу освоения человеческих отношений, созвучных человеческой сущности. Реальным шагом на пути становления человека-творца может стать встреча с Личностью, чье реальное существование является аккумулированием культуры, и организация совместной с ней музыкальной деятельности как взаимного личностного становления, как диалога уникальных в своей неповторимости субъектов.

Музыкальная деятельность должна стать тем контекстом, в котором происходит не просто обмен информацией, а подлинное духовное общение людей. Однако оно имеет место не во всякой музыкальной деятельности, а лишь в той, которая может быть обозначена как целостная и в которой все участники реализуют субъектную позицию. В этом плане просто говорить о совместной музыкальной деятельности как сфере и образе построения подлинно человеческих отношений, без учета способа ее осуществления, представляется достаточно абстрактным.

Так, музыкальный педагог Дж. Смит, утверждает, что совместная исполнительская деятельность поможет людям преодолеть социально-психологический «недуг» изолированности и отчуждения. «Семья из четырех человек, – пишет он, – в каждодневной жизни должна вести себя более или менее наподобие квартета, играющего Моцарта… все же общество сходно с большим оркестром или хором» (Матонис В. Музыкально-эстетическое воспитание личности. – Л., 1988. – С. 29). Однако помимо выяснения чрезвычайной важности вопроса – какого рода, качества поются песни хором, необходимо различать, какой тип общественной связи реализуется в процессе исполнения – либо заинтересованно-личностная связь осуществляющих взаимное духовное восхождение индивидов, либо внешнее взаимодействие равнодушных и чуждых друг другу функциональных единиц, исполняющих свои роли, связь, где есть победители и побежденные, лидеры и аутсайдеры. В последнем случае совместное исполнение не может стать контекстом, в котором снимается отчуждение, как не может она спасти и от духовного обнищания, от абстрактности, ущербности, частичности мироотношения.

Таким образом, музыка имеет глубокий личностный смысл, в музыкальной деятельности реализуется творческий потенциал человека. Но он реализуется в той мере, в какой музыка предстает не отдельным миром, существующим по своим собственным законам, а миром человека, с помощью звуков, обладающих высотой и длительностью, выражающего смыслы собственного существования. Учет этого обстоятельства необходим для создания условий, в которых становится возможной реализация потенций человека как существа культурного, разумного, для становления его в процессе музыкальной деятельности как творца, субъекта, его чувственной сферы как собственно человеческой.

Оценивая нынешнее состояние музыкально-эстетической сферы как кризисное и осмысливая его как отражение кризиса общественных связей, можно делать реальные шаги на пути его преодоления. Проблема преодоления кризисных моментов связана с коррекцией общественных связей, со снятием отчуждения. Необходимым в этом плане является организация музыкальной деятельности как целостной, как процесса заинтересованно-личностного общения субъектов друг с другом.

Одна из актуальнейших задач сегодняшнего дня – это сохранение культурного потенциала, накопленного человечеством, превращение его в живое, актуальное состояние человека. Нынешнее засилье развлекательной продукции, обладающей низкой эстетической ценностью, не является случайным. И важным условием противостояния разрушительным тенденциям отчуждения является создание микрооазисов культурной жизни, в которых не угаснет и будет продолжаться мировой процесс сотворения человека и его восхождения к подлинности жизни. Таким микрооазисом может и должен стать школьный урок музыки, дающий возможность становящейся личности приблизиться к вершинным достижениям в сфере духа и строить собственную жизнь в соответствии с идеалами Истины, Добра и Красоты.

Добавить комментарий



Комментарии (0)


Этот материал еще никто не прокомментировал.